?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

ieaTt1iiNEY3 декабря 2013 года в зд­ании УМВД РФ по Ростову-на-Дону про­шло совме­стное совещание по реал­изации положений законод­ательства об общественном контроле между ОНК РО и ГУ МВД РФ по РО. Помимо руков­одства и сотрудн­иков ГУ МВД по РО и членов ОНК РО, на сове­щании присут­ствовали:
- Нача­льник орган­изационно-правов­ого отдела при УПЧ РО Мисюра Галина Петровна,
- Главный специал­ист упр­авления по национальным вопросам и работе с общес­твенными объединениями министер­ства внутренней и информа­ционной политики Ростовской области Алексеев Владимир Алексеевич,
- Помощник начальника ГУФСИН РФ по РО по правам человека майор внутренней службы Анжелика Николае­вна Кузьменко.

Примечательно, что Прокуратура Ростовской области традиционно воздержалась от участия в совместном совещании - на приглашение никто не откликнулся...

Открыл и вел совещание заместитель начальника. ГУ МВД РФ по РО полковник полиции Вячеслав Нагоша. В своем выступлении он, в частности, отметил единство целей ОНК РО и сотрудников ГУ МВД по РО, отметив, что и для последних защита прав человека является приоритетной задачей. В то же время, как бы противопоставляя друг другу, напомнил, что основной задачей ОВД является все-таки обеспечение правопорядка, а в местах, контролируемых членами ОНК РО содержатся лица, совершившие преступления или административные правонарушения.
Озабоченность заместителя начальника ГУ МВД по РО вызывает значительное количество посещений, уведомление о которых поступает непосредственно в день посещения. Такая "внезапность", по мнению Вячестава Анатольевича, затрудняет обеспечение безопасности членов ОНК РО. Упомянул так же о том, что болезненное для ОВД сокращение штатов в совокупности со сложной оперативной обстановкой приводит к большой нагрузке на сотрудников ОВД, особенно из-за большого количества внезапных проверок, отметив, что за день подразделение внезапно может проверить и областное управление, и городское управление, и прокуратура. В этой связи высказал пожелание, чтобы хотя бы ОНК осуществляла свои проверки планово, так как отвлечение сотрудников на такие проверки чрезмерно. Вячеслав Анатольевич особо отметил, что данное пожелание не связано с желанием спрятать недостатки, дело только в обеспечении безопасности членов ОНК РО, а также в разумном распределении нагрузки на сотрудников контролируемых подразделений. Кроме того, такие внеплановые проверки вызывают непонимание.
Выступающий затронул и болезненный для обеих сторон общественного контроля вопрос о предоставлении иных, не упомянутых в п. 4.2
Приказа МВД РФ от 06.03.2009 №196, документов (документацию о проведении медицинских осмотров содержащихся лиц при их поступлении в место принудительного содержания и убытии из него, а также документацию, касающуюся обеспечения их прав в части предоставления им трехразового питания, первой медицинской помощи и проведения санитарной обработки). По его мнению, Приказ четко обозначил те сведения, которые должны предоставляться членам ОНК при посещении, а запрашиваемые сверх того  КУДЛ и КУСП не содержат информации, затрагивающей права и свободы задержанных. Кроме того, они имеют гриф ограничительного распространения "Для служебного пользования".

0NWAvT7B18wВ своем ответном выступ­лении председатель ОНК РО Леонид Петрашис обратил внимание, что члены ОНК РО не имеют целей обеспечить более льгот­ное положение возможных преступников по сравнению с тем, которое прописано в законодательстве. Цель ОНК РО - обеспечить соблюдение законов со стороны сотрудников ОВД. Понимая, что такая же задача стоит и перед руководством донских ОВД, члены ОНК могли бы рассматриваться в качестве добровольных бесплатных помощников.
Отреагировал Л. Петрашис и на пожелание планом­ерности посещений, и на запрашиваемую документацию. В частности, председатель ОНК РО привел слова Презид­ента РФ, сказанные на встрече Совета по правам человека с Президентом:  " ... смысл правозащитной работы в значительной мере снижается, если не получить даже первичных материалов, хотя бы по поводу задержанных.  Это ерунда. Не понимаю, что здесь секретного. Это просто желание что-то скрыть. А, наоборот, прозрачность работы - это один из необходимых критериев и способов уйти от чванства, уйти от беззакония...".

FUYws_2fTGU (1)
Представитель аппарата Уполномоченного по правам чело­века в Рост­овской области - Галина Мисюра, отметила разительные перемены к лучшему за последние пять-шесть лет в материально-бытовом и санитарном обеспечении граждан, содержащихся в местах принудительного содержания ОВД Ростов­ской области. В завершении Галина Петровна напомнила о презумпции невиновности и отметила, что граждане, содержащиеся в МПС ОВД не являются преступниками, пока их вина не доказана вступившим в законную силу приговором суда, и они являются полноправными гражданами без ограничения их прав.

.

89Y45_jl2RYС докла­дами выступили также заместитель начальника Оперативного отдела полк­овник полиции Евгений Дейнега  и начальник ООО и КСП УООП подполковник полиции Дмитрий Дятлов.

Помощник начальника ГУФСИН по Ростовской области - Анжелика Кузьменко рассказала о способах и формах взаимодействия между ГУФСИН РФ по РО и ОНК РО, отметив, что в результате конструктивных переговоров достигнуты определенные прогрессивные договоренности. Так, члены ОНК РО при посещениях могут знакомиться с документацией, в том числе и с той, что находится под грифом "Для служебного пользования", использовать фото и видео технику, регистрировать и забирать с собой поступившие обращения даже после окончания рабочего дня и в выходные дни, достигнуто также соглашение о порядке размещения в СМИ непроверенной информации о недостатках в деятельности учреждений ГУФСИН РФ по РО.

Начальник УМВД РФ по Ростову-на-Дону полковник полиции Юрий Кравченко призвал не видеть в друг друге противников, предложил снять напряженность с лиц и улыбнуться друг другу. Также Юрий Иванович отметил, что ОНК РО могла бы оказать помощь полиции в обращениях к органам местного самоуправления  о выделении финансирования, необходимого для приведения мест принудительного содержания в соответствие с предъявляемыми требованиями.




От автора:
В целом, характеризуя выступления сотрудников полиции и царящую атмосферу, у меня сложилось впечатление дежавю. Ощущение недоверия к членам ОНК, отторжение контроля над собой, особенно со стороны общественности, попытка указать на подчиненное, по сравнению с полицией, положения, непонимание мотивации деятельности членов ОНК и, как следствие, попытка найти самые простые ответы на эти вопросы - все это ОНК РО уже проходило во взаимоотношениях с ГУФСИН. Все то же самое, только более утонченно, более дипломатично, более завуалированно. Но суть - та же. В этой связи не удержался от предложения выступить и я - Юрий Блохин. В своем выступлении я постарался отреагировать на несколько прозвучавших принципиальных моментов:

v6clNOWpWFQ1. В ходе совещания я заметил противопоставление обеспечения правопорядка и правозащитной деятельности. Следует отметить, что такое противопоставление при­суще большинству насе­ления, и я это четко отслеживаю. Справедливости ради отмечу, что лет 10 назад, может меньше, я сам так считал. Но причина этого - только отсутствие информации о сути правозащитной деятельности, питание стереотипами. Я еще раз подчеркну слова председателя - мы не противостоим борьбе с преступностью, а при­званы обеспе­чивать ее закон­ный порядок.
Как справе­дливо отметил Вячеслав Нагоша, основной задачей ОВД является обес­печение правопорядка и закон­ности. Но не следует забывать, что законность должна быть и в деятельности полиции. Сегодня обстановка располагает к применению архаичных, брутальных мер по борьбе с преступностью. Однако, в противодействии преступности ни в коем случае нельзя переходить грань, очерченную законом. И это - не только требование законодательства, в том числе международные обязательства России.
Исследования показывают, что насилие от имени государства, как законное, так и незаконное, формирует у определенной части населения протестные настроения. В стратегических задачах контроля над преступностью не следует этого забывать. Кто-нибудь из здесь присутствующих готов признать, что законодательство о борьбе с преступностью неэффективно и для качественной борьбы следует прибегать к способам наведения порядка, запрещенным законодательством? Вряд ли. Законодательство предусматривает широкий арсенал средств воздействия на преступность и на преступников. Правозащитники призваны следить за тем, чтобы в борьбе с преступностью соблюдался закон, ни больше, ни меньше. Борьба с преступностью непреступными методами - гарантия решения стратегических задач обеспечение правопорядка.
Для преодоления обозначенного стереотипа и популяризации среди сотрудников полиции правозащитной деятельности, при желании руководства, я или кто-то из моих коллег с удовольствием готовы провести занятия.

2. Что касается непредоставления КУДЛ и КУСП. Здесь прозвучал аргумент, что в этих журналах нет информации, касающейся защиты прав содержащихся. Мы с ходу можем привести семь аргументов, доказывающих обратное. Однако, это не тот путь, которым следует идти - доказывать необходимость изучения документации. И вот почему. Действительно, в Приказе МВД №196 есть пункт 4.2, обязывающий предоставлять определенные документы. В то же время, есть и п.п. 5 п. 1 ст. 16 Закона "Об общественном контроле...", предоставляющий право членам ОНК при осуществлении своих полномочий получать документы, необходимые для осуществления общественного контроля. В силу этого, усилия ОВД надо прилагать не в направлении, чтобы обосновывать, что эти документы не нужны для общественного контроля, а постараться аргументировать, ПОЧЕМУ ИХ ИЗУЧЕНИЕ НЕЖЕЛАТЕЛЬНО и/или способно причинить вред охраняемым законом ценностям. И если этот вред существует или окажется больше, чем возможная польза, только на этом основании уместно запрещать знакомиться с дополнительной документацией.
В этом направлении гораздо прогрессивнее выглядит ответ зам.министра внутренних дел на запрос Андрея Бабушкина [подробнее тут], который аргументировал запрет на предоставление КУД и КУСП тем, что в них содержатся персональные данные, охраняемые от распространения. Логика, вроде бы, понятная. Однако, министр в своем приказе разрешил все-таки знакомиться с документацией о проведении медицинских осмотров. А она содержит не только защищаемые персональные данные, но и не менее защищаемую врачебную тайну. Таким образом, ссылка на охрану персональных данных с точки зрения формальной логики выглядит непоследовательной и не выдерживает критики.

3.Относительно использования фотоаппаратов - запрет, в частности, обосновывается тем, что это "режимный объект". Однако, во-первых, п.п. 9.1-9.3 Приказа МВД №196 описывает условия, при которых можно производить съемку содержащихся на территории "режимных объектов" лиц. Во-вторых, не существует такого правового режима "режимный объект", запрещающего производство фото- и видеосъемок.

4. Относительно "внезапных проверок" - напомню, что члены ОНК осуществляют общественный контроль в свободное от основной работы время. Зачастую планы работы выглядят так: "Посещение МПС ОВД - по мере поступления жалоб". То есть, мы могли бы внести в план конкретную дату посещения, но от этого внеплановые посещения никуда не денутся.
Если забота руководства касается обеспечения безопасности членов ОНК, то в качестве примера можно привести посещение ими колоний. Стоит ли говорить, что угрозы безопасности в учреждениях ГУФСИН там куда как больше, чем в дежурных частях ОВД или ИВС? Однако, мы  посещаем их и в выходные дни, и после окончания рабочего дня и сотрудники ГУФСИН справляются с обеспечением нашей безопасности безупречно.
Если же руководство озабочено тем, что внеплановые проверки отвлекают сотрудников от несения службы, то, отмечу, руководство почему-то не  идет путем сокращения своих собственных ведомственных внезапных проверок, а предлагает именно ОНК сократить их число.

5. Юрий Кравченко предложил одну из форм взаимодействия с ОНК, которую мы часто предлагаем, но которая не получила еще должного использования - обращения от имени ОНК в органы власти с просьбой о помощи в решении тех или иных проблем подразделений полиции. И ОНК к этому готова. С вашей стороны пожелаю большей инициативности в использовании этой формы взаимодействия с ОНК для обеспечения условий содержания, предусмотренных действующим законодательством...

Примечательно, что после этого выступления В.А. Нагоша призвал обходиться без замечаний, высказал мнение о нецелесообразности критики заместителя министра и попросил не давать рекомендации, как осуществлять свои проверки нижестоящих подразделений.
В целом же, как уже было сказано, этот тернистый путь мы уже прошли во взаимоотношениях с ГУФСИН. Отрадно то, что начало этого пути во взаимодействиях с ГУ МВД по Ростовской области положено. Стороны выразили надежду, что совместные усилия благотворно скажутся на обеспечении правопорядка на донской земле!

P.S. ОНК РО выражает благодарность Асе Микаелян https://vk.com/id11539624 за предоставленные фотографии -

ФОТОCollapse )
17 сентября состоялся "круглый стол" по обозначенной в заглавии теме. Мероприятие организовала Мариетта Шапсугова, за что ей - земной поклон!
Коллеги, маститые юристы, говорили о трудностях правозащитной деятельности. При этом упоминалось, что любой юрист, адвокат в той или иной мере занимается правозащитой. И рассказывали о собственном опыте правозащитной деятельности.
Коллеги по-разному понимали правозащитную деятельность. Соответственно, будут называться совершенно разные по качеству проблемы ее осуществления. Выступающие в качестве оппонентов своей деятельности называли и недобросовестных застройщиков, и любых других правонарушителей, посягающих на права граждан.
Стоит ли говорить, что с с этой точки зрения к правозащитникам стоит относить и сотрудников полиции?

Однако, есть и иной подход, согласно которому нарушить права человека может исключительно государство, государственные органы и их должностные лица.
Объявив о таком понимании правозащитной деятельности, я назвал собственное видение некоторых проблем ее осуществления.
Не все они попали в новостную ленту. В качестве одной из возможных причин - как раз эта проблема правозащитной деятельности, что говорить об этом - не формат некоторых учреждений.
С учетом того, что из краткого содержания 15-минутного выступления было выбрано буквально 6 строчек, из которых три - перечисление моего статуса, считаю полезным ознакомить интересующихся со своим видением указанных проблем (тезисно).
"Ю.И. Блохин в своем выступлении показал проблемы правозащитной деятельности исходя из узкого подхода к правам человека и защите прав человека. Согласно этому подходу нарушить права человека может исключительно государство, государственные органы и должностные лица. В силу этого оппонентами правозащитников выступают недобросовестные государственные органы и их должностные лица. Защита прав человека осуществляется от злоупотреблений и откровенных правонарушений со стороны обозначенных субъектов.
Указанное позволяет назвать некоторые проблемы, основные из которых выступающий разбил на блоки.
Основное противоречие, из которого вытекают конкретные проблемы, связано с тем, что государство, закрепляя права человека, вынужденно ограничивает сферу своей свободы. Таким образом, права человека, механизм их защиты – это узда на свободу действий государства или его институтов. Из такого понимания становится понятной объективная незаинтересованность государственных органов или недобросовестных должностных лиц в правозащитной деятельности. Отсюда и противостояние, доходящее до противоборства, с правозащитниками.
К социальным проблемам Ю.И. Блохин отнес традиционную для России почитание власти, доходящее до некоторого раболепия перед чиновниками, презюмирование их правоты во всем. Общинность, присущая населению России, в сознании людей делает допустимым ущемление неотъемлемых прав отдельной личности, если это ущемление прикрывается общественным интересом.
Кроме того, в России пока не сложилось культуры и традиций правозащитной деятельности. Данная проблема, помноженная целенаправленными усилиями по пропаганде образа правозащитника как противника интересов общества, выражается в неприятии и осуждении правозащитной деятельности среди достаточно больших социальных групп.
Не оставлены без внимания и материальные проблемы. Раз деятельность правозащитников направлена против безграничной свободы государства над личностью, то при получении финансирования от государства может породить конфликт интересов.
Решение данных проблем выступающим видится в повышении уровня правосознания населения и развитии элементов гражданского общества, которое находится пока в стадии становления".


Содержание всего мероприятия - ниже:

Актуальные проблемы организации правозащитной деятельности в РФ

В работе «круглого стола» приняли участие преподаватели и студенты института. С приветственным словом к участникам круглого стола обратился д.ю.н., профессор, директор Центра Правовых исследований ЮРИФ РАНХиГС, председатель Северо-Кавказского отделения Российской академии юридических наук Д.Ю. Шапсугов. Тарасова Анна Евгеньевна - к.ю.н., доцент кафедры гражданского и предпринимательского права свое выступление посвятила анализу спорных вопросов, сопровождающих развитие института долевого строительства жилья в России, и в частности двойственной квалификации договора долевого участия в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Ею были предложены изменения в модель отношений по долевому строительству, необходимые для эффективного правового регулирования в сфере участия в долевом строительстве многоквартирных домов с привлечением денежных средств граждан.


Заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии (по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания) Ростовской области, член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, эксперт Постоянного комитета Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, лауреат правозащитной премии Московской Хельсинской Группы за 2012 год, к.ю.н., доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин ЮРИФ РАНХиГС Ю.И. Блохин в своем выступлении показал проблемы правозащитной деятельности исходя из узкого подхода к правам человека и защите прав человека: «Общинность, присущая населению России, в сознании людей делает допустимым ущемление неотъемлемых прав отдельной личности, если это ущемление прикрывается общественным интересом…». Кроме того, в России пока не сложилось культуры и традиций правозащитной деятельности.



Шапсугова Мариетта Дамировна, к.ю.н., доцент кафедры гражданского и предпринимательского права ЮРИФ РАНХиГС при Президенте РФ, председатель Ростовского отделения молодежного союза юристов РФ в своем выступлении обратила внимание на общие вопросы организации правозащитной деятельности в РФ.

В выступлении М. Д. Шапсуговой было определено понятие правозащитной деятельности, как юридической деятельности направленной на восстановление нарушенного права правовыми средствами. Было отмечено, что правозащитная деятельность может быть как профессиональной (осуществляемой субъектами, для которых она является основной - адвокат, омбудсмен, работник правоохранительных органов и т.д.), так и непрофессиональной. На обсуждение были вынесены правовые и организационные вопросы при создании правозащитной организации, отмечено многообразие форм правозащитной деятельности. В выступлении рассматривалась проблематика возможностей правозащитников, не наделённых специальным статусом. В качестве основной трудности, с которой сталкиваются правозащитные организации была отмечена нехватка ресурсов – человеческих и финансовых, в связи с чем было рассмотрено понятие фандрайзинга – как методики привлечения денежных средств и иных ресурсов, которые являются необходимыми для реализации определенного проекта или своей деятельности в целом.

Анекдот в тему:
Сидит ворона с куском сыра в клюве. К ней внезапно подбегает лиса, бьет битой по голове, хватает сыр, убегает.
Ворона очухалась, мотает головой: "Ни хрена себе басню сократили".



Аннотация: В статье подвергается критическому анализу одна из целей уголовного наказания – исправление осужденного. На основании рассмотрения законодательной дефиниции исправления оценивается возможность каждого из предусмотренных в ст. 44 УК видов уголовных наказаний достичь поставленной цели. В результате делается вывод, что далеко не каждое из предусмотренных наказаний сообразно цели исправления.
Блохин Ю.И., ст. преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин, канд. юрид. наук, доцент
Оценка достижимости наказанием исправления осужденного // Актуальные проблемы современной науки в период политико-правового реформирования России в конце XX- начале XXIвв. / Сб. научн. тр. – Ростов-на-Дону: Ростовский филиал РТА, 2007. – С. 88-95
Цель исправления осужденного хоть и находит, в отличие от других целей, законодательное объяснение, не лишает теоретиков уголовного права почвы для дискуссий. Более того, именно законодательное объяснение данной цели и является причиной острейших споров. Не вдаваясь в полемику, отметим, что споры относительно цели исправления ведутся в нескольких направлениях – о соответствии такой цели сущности наказания ; о самостоятельности этой цели (ее соотношении с целью частной превенции) ; о допустимости постановки такой цели ; о ее целесообразности  и достижимости  .
Долгое время дискуссии относительно ее достижимости имели схоластический характер, обусловленный отсутствием единого понимания содержания исправления. Само исправление являлось исключительно педагогической категорией и по-разному определялось педагогами.  Одни ученые видели результатом исправления несовершение в дальнейшем преступления (юридическое исправление), другие – в привитии осужденному высоких нравственных качеств, в соответствии с которыми он после освобождения был бы активным законопослушным членом общества (моральное исправление).  
В настоящей работе, не претендуя на всесторонность и объективность, покажем собственное видение способности государства и общества достигать посредством уголовного наказания исправления в том виде, в котором оно получило законодательное закрепление в ч. 1 ст. 9 УИК: «Исправление осужденных – это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения». Только на основании законодательно закрепленной дефиниции можно предметно вести разговор о достижимости поставленной цели.
Настоящая законодательная формулировка цели исправления снимает вопрос о том, какого исправления следует достигать (юридического или морального). В ст. 9 УИК РФ, совершенно очевидно, законодатель имеет в виду моральное исправление. Очевидным является также факт того, что формирование таких положительных свойств личности требует систематического целенаправленного воздействия на осужденного на протяжении достаточно длительного периода времени с применением к осужденному целого комплекса средств воздействия. Следовательно, такого исправления объективно способно достичь далеко не каждое наказание (наивно ожидать такого результата, например, от штрафа). Наказание, в принципе способное достичь исправления, должно обладать следующими свойствами:
- достаточная продолжительность во времени, так как сформировать такое отношение – дело не одного года; 
- способность применения к осужденному всего набора средств исправления ; 
- постоянное и непрерывное осуществление процесса исправления;
- изоляция до полного исправления от прежней социальной среды (так как предполагается, что именно в ней и сформированы те деформации личности, которые требуется исправить).
Под эти признаки подпадает только 2 уголовных наказания – лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы. Поэтому можно сформулировать предварительный вывод о том, что цель исправления (в том ее виде, как она определена в ст. 9 УИК РФ) можно ставить только перед наказанием в виде лишения свободы.
В то же время немногим более детальное изучение практики исполнения и отбывания лишения свободы со всей очевидностью показывает, что уголовное наказание в виде лишения свободы обладает некоторыми противоречиями, которые не только не способствуют достижению цели исправления, но и в ряде случаев еще дальше отодвигают государство от ее достижения.
Во-первых, исправление требует благоприятной педагогической обстановки. К. Маркс весьма показательно высказался: «Человек Павел соотносит свое поведение с человеком Петром. Смотрит на него, словно в зеркало, и в зависимости от его реакции, строит свое поведение» . В исправительных учреждениях осужденный «исправляется» в условиях большой концентрации наиболее запущенных в педагогическом отношении лиц, «каждый из которых представляет далеко не лучшую часть общества» . Следовательно, педагогическая обстановка в исправительных учреждениях крайне неблагоприятная. «Нравственно воспитать человека далеко не всегда удается даже в условиях нормальной семьи, школы и коллектива, тем более утопично ставить подобную задачу перед мерами уголовного наказания, где речь идет о наиболее трудном для воспитания контингенте и где условия… значительно затруднены» .
Во-вторых, всякий воспитательный процесс, коим и является исправление, требует благоприятной психологической обстановки, которая, прежде всего, должна выражаться во взаимоуважении и взаимном доверии воспитателя и воспитуемого. При реализации лишения свободы этого не происходит по объективным причинам. Сотрудники, участвующие в исправлении осужденного, в силу своих должностных функций обязаны обеспечивать порядок отбывания наказания (режим). Режим имеет, в том числе, и карательную функцию, которая реализуется путем установления таких правил поведения, соблюдение которых призвано причинять осужденному страдания.  В силу этого наивно ожидать от осужденных добровольного и добросовестного соблюдения указанных правил. Их соблюдение обеспечивается помимо (а чаще – вопреки воли) осужденного путем принуждения. Таким образом, «в распоряжении администрации остаются лишь насильственные, принудительные способы поддержания порядка…» , что исключает теплые отношения к сотрудникам УИС со стороны осужденных. С другой стороны присущие сообществу осужденных особые социально-психологические закономерности включают систему взаимоотношений «мы - они», то есть на фоне консолидации осужденных к лишению свободы происходит процесс противопоставления сотрудникам учреждения. Воспитуемые находятся в конфронтации с воспитателями.  
В-третьих, серьезным препятствием достижению исправления является существующая в местах лишения свободы тюремная субкультура.  Осужденный при помещении в исправительное учреждение попадает в социальную среду с четкой неформальной организацией, устоявшейся нормативно-ценностной системой. Нет необходимости доказывать, что условия жизни в местах лишения свободы резко отличаются от условий жизни на свободе. Человеку необходимо адаптироваться к новой среде.
Основными способами социальной адаптации социологи считают принятие норм и ценностей новой социальной среды, сложившихся здесь форм социального взаимодействия, а также форм предметной деятельности. 
Процесс постепенного приспособления осужденных к тюремной субкультуре американский социолог Д. Клеммер назвал «призонизацией», под которой в общем виде понимал «процесс усвоения заключенными норм, системы ценностей и правил поведения тюремной субкультуры».  
Налицо противоречие. Желая сформировать у осужденного уважительное отношение к нормам, правилам и традициям человеческого общежития, «думая заменить в сознании человека вредные представления и привычки правильными, стремясь привить ему социально полезные качества» , осужденного фактически вынуждают довольно продолжительное время жить по нормам и принципам, выработанным сообществом преступников. Очевидно, что такие нормы и принципы сильно отличаются от тех, формирование уважения к которым желает добиться администрация. 
Таким образом, складывается ситуация, когда лицо, длительное время содержащееся в изоляции, с одной стороны, отвыкает от норм, принятых в обществе, а с другой – привыкает к нормам, принятым в среде осужденных. Это обстоятельство выступает одним из немалозначимых условий постпенитенциарного преступного поведения. 
Как уже указывалось, социально-психологическим фоном отбывания наказания, является постепенное формирование у осужденных конфронтации с сотрудниками исправительного учреждения. Это стихийный процесс, обусловленный социально-психологическими особенностями, присущими среде осужденных. Но этот процесс усугубляется организованным воздействием на сознание осужденных лидеров преступной среды – «воров в законе». В своих «прогонах»  они призывают к объединению усилий осужденных в противодействии сотрудникам администрации, а иногда и противоборства. «Помните, веник связанный переломить трудно, да и невозможно. В то время как сломать его по одному прутику не составит труда. Это хорошо знают и понимают менты. Поэтому, когда мусора ломают кого-то, а вы стоите и наблюдаете по принципу «Моя хата с краю», а завтра начнут ломать и вас, благо что менты убедятся в своей безнаказанности. Поэтому все вместе, сообща, остановим мусорской ход. А мы, воры, в силу своих сил и возможностей поможем вам в этом»  - это типичный, но далеко не единственный призыв к консолидации усилий в противоборстве с администрацией. В таких условия формирование уважительного отношения у осужденных к чему бы то ни было крайне затруднительно.
Выше указывались проблемы исправления, относящиеся к среде осужденных. Вместе с тем, в исправлению осужденных существуют и другие проблемы, характеризующие и другую сторону исправительного воздействия. Очевидно, что для формирования уважительного отношения к нормам, правилам и традициям человеческого общежития у осужденных при исполнении наказания сотрудники уголовно-исполнительной системы сами должны как минимум знать их, что предполагает наличие у них соответствующего образования. Вместе с тем, по результатам исследования, проведенного В.В. Мясниковым, из офицеров - сотрудников УИС, гуманитарное образование имели лишь 38%. Из них юридическое – 53%, педагогическое (в том числе и учителя физкультуры) – 28%, психологическое – 10%, иное – 9%. 
Кроме того, непристижность службы в уголовно-исполнительной системе сильно влияет на осуществление кадровой политики при отборе кандидатов на службу. Недостатки кадровой политики названы в числе основных факторов, влияющих на соблюдение законности со стороны персонала исправительных учреждений. 
Вышеперечисленное заставляет сделать неутешительные выводы – одна из целей наказания, закрепленная в ст. 43 УК РФ и раскрытая в ст. 9 УИК РФ, является недостижимой. Следовательно, выход из этой тупиковой ситуации видится в двух вариантах. Либо отказаться от такой цели как недостижимой, либо переосмыслить содержание указанной цели. 
Имеющееся в законодательстве правовое закрепление целей наказания не прекратило длящихся не одно десятилетие дискуссий о соотношении исправления и частного предупреждения. Их анализ не входит в предмет нашего исследования. Отметим лишь, что содержание ч. 2 ст. 43 УК позволяет констатировать, что в УК РФ получили самостоятельное закрепление и исправление осужденного, и предупреждение совершения новых преступлений. Из этого факта и будем исходить в своих рассуждениях относительно соотношения названных целей. 
Нельзя отрицать, что наиболее эффективным средством предупреждения является исправление. Однако в данном случае под исправлением понимается формирование таких навыков и качеств, которые необходимы и достаточны для правопослушного образа жизни (ресоциализации). Содержание же исправления как самостоятельной цели гораздо шире. Исходя из определения исправления (ч. 1 ст. 9 УИК), оно включает в себя и формирование уважительного отношения к общепризнанным благам. Примером такого элемента может быть ознакомление осужденного с известными теориями происхождения человека. Это полезно для исправления, но в этом нет необходимости для частной превенции. Мало ли законопослушных граждан, не ведающих о разных теориях происхождения человека?
Нами ставится под сомнение как раз та часть содержания исправления, которая выходит за пределы содержания исправления как средства частного предупреждения. Такие сомнения возникают сразу по нескольким направлениям.
Во-первых, по поводу целесообразности и необходимости такого исправления. Чем обусловлена необходимость не ограничиваться, используя медицинскую терминологию, первой медицинской помощью, а начинать комплексное лечение? Этот вопрос бы не возник, если бы в государстве не было законопослушных лиц, нуждающихся в таком лечении. Наказание, на наш взгляд, должно ограничиваться привитием осужденному необходимых и достаточных для законопослушной жизни навыков. Формировать же уважительное отношение к социальным благам необходимо не принудительно непредназначенными для этого учреждениями за ограниченный срок, а усилиями всего общества в отношении всего же общества, то есть на свободе. Современное состояние нравственности и духовности в обществе делает неуместным попытки создания высоконравственных личностей в условиях изоляции от общества из вчерашних преступников. 
Во-вторых, в последнее время актуален вопрос не просто о целесообразности, а о допустимости постановки такой цели. По мнению, например, В.А. Усса «логика социально-политических процессов, развивающихся в нашей стране, по-видимому, очень скоро поставит весьма острый вопрос: допустимо ли вообще заниматься исправлением? Свои аргументы он подкрепляет доводом о том, что демократически организованное государство не имеет права принудительно «улучшать» своих граждан. Единственно, что позволено государству, так это требовать соблюдения установленных им законов.   
Продолжая такое рассуждение, констатируем, что государство закрепляет в нормах права только значимые для него общественные отношение. Сегодня аксиомой звучит тезис о том, что государство не должно внедряться в чувственную сферу человека. Например, само возникновение умысла на совершение даже самого страшного преступления не имеет уголовно-правового значения (мысли не наказуемые). Было бы глупо предположить наличие в Семейном кодексе обязанности, например, супруга любить свою супругу. И уже тем более было бы абсурдным предусмотреть юридическую ответственность за несоблюдение такой обязанности. Так почему же, во-первых, государство требует не только не совершать в отношении человека преступления, но и уважать его при этом (см. понятие исправления)? Во-вторых, формирует такое уважение, прибегая к репрессиям. Именно в этой связи и формируется вывод о том, что, стремясь исправить осужденного, демократическое государство выходит за пределы своей компетенции.
Изложенное в настоящей статье приводит к выводу о том, что на сегодняшний день уголовное наказание является нецелесообразным, так как не позволяет достичь одной из объявленных целей, ради достижения которой и применяются лишения и ограничения прав и свобод граждан. Решение этой проблемы видится в исключении исправления как одной из целей карательной политики государства. 

Скачать статью в формате *.doc со сносками можно тут

Profile

prison_yrfin
Заметки Юрия Блохина

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel